«СПАСИТЕЛЕМ» ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ БУДЕТ ЭКОНОМИКА

Гагаринский А.Ю.

Вице-президент ЯОР, директор по внешней деятельности РНЦ «Курчатовский институт»


С приближением конца века стремление «заглянуть за поворот» буквально овладевает умами, и совокупный продукт этой прогностической деятельности становится реальным «событием», уже влияющим на сегодняшнюю жизнь. Пример: выводы президентской комиссии США, призвавшей к значительному увеличению бюджетных ассигнований на международные энергетические исследовательские инициативы, с акцентом на развитие «чистых» технологий энергоснабжения, включая ядерную энергетику деления и синтеза. Кстати, подобный вывод сделали Королевское общество и Королевская технологическая академия Великобритании, подчеркнувшие «жизненную важность» ядерно-энергетического варианта производства электроэнергии.

Духом предвидения была пронизана и обнинская конференция Ядерного общества России, детально просмотревшая технологический опыт этого века, чтобы обосновать оптимистические выводы о роли ядерной энергетики в веке грядущем. Стоит заметить, что конференция по существу призвала «власть имущих», всегда (и особенно сегодня) подталкиваемых к «лучезарным», но не проверенным решениям, быть бережнее к накопленному «потом и кровью» опыту, к доказавшим свою жизнеспособность технологиям.

Тем временем антиядерный караван идет. АЭС «Барсебек», по-видимому, будет все-таки закрыта после того, как Верховный административный суд оставил в силе прошлогоднее решение шведского правительства. Новые лидеры Бельгии (как и ранее голландцы) — страны с долей ядерного электричества, одной из наиболее высоких в мире, — одобряют план закрытия ядерной энергетики, установив сорокалетний предел для срока эксплуатации семи ядерных энергоблоков, правда, при продлении срока эксплуатации двух действующих. Усиливается давление на правительства Украины и Литвы по закрытию Чернобыльской и Игналинской АЭС.

Разумеется, даже западно-европейские события не столь однозначны. Французское правительство дало положительный ответ на просьбу компании Cogema о расширении ее завода по производству смешанного уран-плутониевого топлива (МОХ) в Мелоксе до 250 т в год. Недавно и BNFL получила от британского правительства «зеленый свет» для ключевой фазы ввода в эксплуатацию своего нового завода по производству МОХ-топлива на площадке в Селлафилде. Разумеется, это прежде всего забота о японских заказах, но МОХ уже применяется и в 15 западно-европейских реакторах. В самой Японии объявлено о предстоящем строительстве первого в мире реактора, работающего исключительно на МОХ-топливе, хотя его пуск запланирован только на июль 2007 года.

Экономика требует повышения конкурентоспособности ядерной энергетики, и отрасль отвечает явной тенденцией роста производительности АЭС в мире. Данные WANO, основанные на анализе ра­боты более чем 400 ядерных энергоблоков мира, демонстрируют как постоянный рост коэффициента готовности (с 77 процентов в 1999 году до 84,5 — в 1998-м), так и снижение неплановых потерь энерговыработки и количества автоматических остановов реакторов.

Атомные станции, по крайней мере США, стали привлекательными для покупателей энергетическими объектами. Стремительно набирает обороты процесс покупки АЭС, который был начат компанией British Energy (вместе с РЕСО Energy), объявившей о намерении купить ТМ1-1. Тем временем корпорация Energy Nuclear уже вступила в законное владение АЭС «Пилгрим», что ознаменовало первую доведенную до конца продажу АЭС в США. В разных стадиях переговоры о покупке еще около десятка блоков, вокруг которых уже разгорается конкурентная борьба. Время покажет, что будет делать частный капитал с приобретенными площадками и инфраструктурой в будущем, но в ближайшие годы он определенно рассчитывает на прибыли от эксплуатации давно работающих ядерных блоков.

На фоне бурных мировых событий положение ядерной энергетики России может показаться внешнему наблюдателю озадачивающе стабильным. Тем не менее внутри отрасли идут процессы, отвечающие вызовам тяжело больной российской экономики. В этой связи следует отметить обещание руководителей отрасли увеличить в этом году ядерное энергопроизводство на 12—13 процентов при неизменной установленной мощности.

Принципиально важно, что при всех экономических трудностях российская ядерная энергетика пользуется, по крайней мере, моральной поддержкой фактически всех ветвей государственной власти.